Ольга Кабанова. Открывать и продавать. Ведомости, 25 February 2016

 

В залах «Наших художников» собраны 34 картины, напоминающие о проектах, сделанных Наталией Курниковой за 20 лет работы ее галереи. Это прежде всего произведения художников русской эмиграции. Абстрактная композиция Сергея Полякова «Синее, красное, серое», мрачная и тревожная фигуративная картина «Втроем» Павла Челищева, постимпрессионистский «Рынок в предместье» Николая Тархова, эффектная «Храмовая танцовщица» Николая Фешина – все они участвовали в монографических выставках художников, которые Курникова устраивала как полагается: с привлечением музеев и частных собраний, с выпуском каталога, где обязательно была большая биографическая статья.
Иногда биография, например в случае Челищева, читалась как увлекательный роман, настолько причудливо могли складываться судьбы русских художников в ХХ в. А живопись Маревны – Марии Воробьевой-Стебельской, наоборот, показывала, каким художником была известная мемуаристка, автор «Моей жизни с художниками «Улья». Несколько ее старательных работ также можно увидеть на выставке.
Участвуя во введении новых имен в культурный обиход, расширяя круг русских художников не первого ряда, галерея раздвигала и границы художественного рынка, ассортимент которого не велик – в сравнении с европейским. Правда, сейчас, по словам Курниковой, «Наши художники» больше работают в музейном формате, но продолжают жить, радовать публику и заряжаться ее энергией.
Еще одной темой галереи стали оставшиеся на родине, но также травмированные революционной катастрофой художники. Прежде всего забытый ученик Петрова-Водкина Леонид Чупятов, чье наследие Курниковой удалось собрать на прошедшей выставке.
Разумеется, когда выставка строится как праздничное подведение итогов и напоминание об одержанных победах, то единого сюжета у нее нет, заявленный в названии «русский модернизм» – понятие почти безграничное. Однако экспозиция хотя и выглядит эклектично, но имена художников и качество работ позволяют смотреть на нее как на временное соседство по-разному замечательных произведений. И, увидев духоподъемный мажорный «Мисхор» Павла Кузнецова, совсем не задумываешься, зачем он здесь.
Хотя причина и тут ясна – в отличие от большинства экспонатов выставки, принадлежащих галерее или ее хозяйке, этот пейзаж – из собрания Соломона Шустера, а коллекционеры не раз становились героями выставок в «Наших художниках». В другом зале гуаши Александра Бенуа и эскизы к тканям Льва Бакста символизируют еще одну тему, освоенную Курниковой, – творчество известных русских художников в годы эмиграции.
Сегодняшние критики левых взглядов, как и их коллеги советских времен, считают определение «коммерческое» едва ли не уничижительным, что, конечно, странно. Картина – предмет, произведение художника, ценность каждой можно измерить и в денежных единицах. И иногда не скажешь, кто больше делает открытий в истории отечественного искусства – работающие в музее или на рынке.