Ксения Воротынцева. Орден куртуазных модернистов. Культура, 24 February 2016

 

Экспозиция составлена примерно из сорока полотен. В первую очередь показаны «мирискусники»: Леон Бакст с пестрыми эскизами тканей, а также Константин Сомов, чьи полотна полны барочного излишества и порочной чувственности. Есть и Александр Бенуа — апологет «милой старины»: будь то просвещенная Россия XVIII века или эпоха короля-солнца Людовика XIV.
Любители русского авангарда тоже не останутся в обиде. Например, можно полюбоваться на «Двух испанок» Наталии Гончаровой (1927) из знаменитой серии, посвященной Пиренейскому полуострову. Или на картину Аристарха Лентулова «Три мужские фигуры» (1910) — удивительно сдержанную для этого «гения цвета». Кроме раскрученных «бубновалетовцев» экспозиция включает в себя отечественных самородков. В первую очередь Николая Фешина с его «Храмовой танцовщицей» (1938): смесью красоты, трогательности, хрупкости и обреченности, помноженной на колористический талант живописца. А работа другого выдающегося Николая, Тархова, «Рынок в предместье» (1906–1907), приглашает в увлекательное путешествие по лабиринтам цвета.
В орбиту русского модернизма оказались втянуты и иностранные художники, что позволяет оценить масштаб явления. На выставке есть картины норвежца Кристиана Крона и финско-датского мастера Леопольда Сюрважа. Их жизни были тесно связаны с Россией, а творчество развивалось с оглядкой на наших авторов. В общем, как ни крути, отечественный модернизм претендует на глобальный статус. И от этой заявки так просто не отмахнешься.